• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: плеть из бегемотовой кожи (список заголовков)
22:20 

истошник всей жизни.

зоркоглазая умница
Забыла написать: я тут ходила в секту на экскурсию. В кирхе на Ваське, оказывается, штук шесть протестантских церквей.





Зелёная книженция кагбэ намекает.



И всё же, как по мне, в церкви должно пахнуть ладаном и свечами, а не лежалыми баночками из-под йогурта, да и классическая музыка будет поубедительнее караоке с попсой. И, конечно, нахваливающий армейку пастор не выдерживает конкуренции с элегантным, как рояль, отцом Хакером из Энцерсфельда. Ох этот отец Себастьян, как изящно он приподнимал полы сутаны, когда садился в машину! Впрочем, песня не о нём. Ещё меня выморозила привычка тамошних мужиков первыми протягивать руку для пожатия. По этикету это делает женщина - или не делает, если не хочет. То ещё удовольствие - ручкаться со стрёмными типами.
Причащались прихожане виноградным соком и чем-то типа разломанной мацы. Ну тут понятно: основная целевая аудитория - завязавшие. Не смущаясь, капали на пол.
В проповеди много воды и хождения кругами, может, в порядке гипноза, потому что потом под это дело проталкиваются страшилки про ад и опускание конкурентов. Про диету и тортики тоже ввернули, как же без этого.
А потом я пошла в гости, и туда ещё пришли два душнейших мужика из церкви, якобы на пять минут, забрать что-то, а сами расселись, и это просто, бля, какой-то зелёный слоник был, одна история охуительнее другой, про сковородки, бля, про ополченцев, про армейских собутыльников. И это в тот момент, когда я была настроена на вдумчивую беседу о добре и зле. А потом ещё выяснилось, что к нам пиздохает какой-то Тимур. Тут я сказала «ой, всё» и ушла, а они остались.

@музыка: Надя Михаэль - The Day of the Days

@темы: плеть из бегемотовой кожи

23:41 

субботник.

зоркоглазая умница
Думала ли я, что моя детская скверная привычка обдирать всё, что плохо висит, найдёт себе благое применение?
Шла вчера с работы, а навстречу мудила в жёлтой футболке. Идёт и шлёпает на каждую водосточную трубу рекламу бардака. Механически, не глядя, чисто робот.
Отклеивать первые несколько штук было реально стрёмно – вдруг доебётся кто. Выжидала в магазинах, чтобы народу снаружи было поменьше. Бумажки были холодные и сырые от свежего белого клея, будто на кончу прилепленные. Казалось, в моём кулаке кровавый шмат нечеловеческого мяса.
В одной из урн я увидела ворох сутенёрских объяв другого тиража – жёлтых, а не бело-голубых. На душе сразу поспокойнело: я не одна. Набравшись наглости, я стала срывать бумажки везде, где видела, вдоль всего пути мудака. Только одну постремалась трогать – возле трубы торчал, уткнувшись в мобилу, какой-то мутный тип. Отошла, вернулась, а объявы уж нет.
Сегодня, благодаря исключительной способности моего восприятия отсекать все цифры как шум, поехала на сходку, которая будет только через неделю. В том районе бардачной рекламы, как, видимо, и самих притонов, оказалось ещё больше. Иные бумажки висели так высоко и имели такое содержание, что я прямо жалела о своей неспособности по-настоящему летать на пуканной тяге. От девочек, которые работают лучше пылесоса, горит до сих пор.
У метро ко мне присоединилась некая супергероиня. Зачистила со мной несколько тумб и подарила картинку с казнённой женщиной (по-моему, это переводная татуировка, но проверять не буду, оставлю на память как знак тайного общества).

@музыка: Колибри - Про войну

@темы: плеть из бегемотовой кожи

15:27 

lock Доступ к записи ограничен

зоркоглазая умница
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:22 

сухановский кот.

зоркоглазая умница
Упражняюсь со своим американским двойником в концепт-арте мягкой игрушки. Да-да, с двойником. В штате Нью-Йорк, как выяснилось, живёт ещё один человек-ежовщина. Что интересно, реально Ежов по паспорту.



В остальном всё как-то тухло. Меня таки повысили в должности, но как бы вскоре не пришлось выбирать между работой и учёбой. Что хуже: никаких гарантий или никаких перспектив?
Мелкие несправедливости жизни выносят меня сильнее, чем собственные косяки, к которым я уже привыкла. Классная тут сунула мой лист с раскладкой лекал в принтер вместе с чистой бумагой. И ничего не поделаешь, начинай сначала - извинения в портфолио не вложишь.
Моя щека на вид и на ощупь всё ещё напоминает подгнивший фрукт, пусть и в меньшей мере, чем две недели назад (тут должно быть public service announcement про дерматилломанию, но мне лень). Сходила по этому поводу в КВД. У крыльца на асфальте реклама очередного бардака - "отдых 24 часа" или что-то в этом роде. Отдохнул - и к венерологу!
Одногруппница, которая когда-то звала меня Дaнкoвcким, вызверилась ни с того ни с сего, и с тех пор мы не общаемся. Так и не пойму, чо это было, а спросить боюсь. Но желание делать первый шаг и сходиться с кем-то ещё отпало начисто. Прям аж грустно.
Но и в кромешном затрахе есть место впечатлениям иного рода. Матушка и отчим позвали на открытие выставки Татарникова. Есть в природе красота, которую не берёт фотоаппарат, за исключением, может, какой-нибудь дорогущей зеркалки. Смотришь и жалеешь, что унести её с собой можешь только в голове. Татарников эту нефотогеничную красоту умеет рисовать. Вот только и картины его тоже надо смотреть вживую.



Скорей бы в Москву к ПН. Там меня ждёт отдохновение души и жратва из Рима.

@музыка: Spiritual Front - No Forgiveness

@настроение: кот

@темы: эстетствие, тоска, бля, мой фюрер, плеть из бегемотовой кожи, ежевичка

23:45 

шарага, которую мы потеряем.

зоркоглазая умница
Только я успела полюбить наш Хогвартс, как объявили о переезде. Причём, в ебеня. А старое здание закроют на капремонт и уже ясно, что не вернут: слишком козырное место.
Ходит и ещё один охуительный слух: нам придётся целый год делить новое здание с автослесарями, потому что внезапно! там, вообще-то, была их путяга, и теперь её выселяют. Из-за этого они на нас заранее злы и грозятся пиздить. Эх, до чего же хорошо было в обществе одних только умных, добрых, интересных и творческих женщин. Вокруг ни козлиного душка, ни дебильного смешка - благодать... Мирным перекурам у помойного ведра во дворе, видимо, придёт конец. Как бы и вовсе не пришлось обходить курилку кружным путём.
Часть мастерских уже вывезли, фойе теперь забито запакованными машинами и мебелью. Снимаю на телефон всё, что хочу запомнить. В первую очередь, конечно, росписи стен - от них, ясное дело, ничего не останется.

Наскальная живопись

Лестница, загадочно обрывающаяся на 2 этаже

Вид из окна

Неприличный звонок

Горка для катания на жопе?

@музыка: Телевизор - Завтра

@темы: тоска, бля, мой фюрер, плеть из бегемотовой кожи

23:14 

нет большей радости, нет лучших музык...

зоркоглазая умница
как хруст ломаемых и жизней, и костей.
Спасибо Эльке за её жизнеутверждающий мастер-класс. Топорно, зато идеологически верно - столько лайков я ещё не собирал.


@музыка: Concorde - Sons

@темы: плеть из бегемотовой кожи, креатив, во имя добра

02:00 

вирус.

зоркоглазая умница
После вчерашних треволнений весь день отдыхали дома у Петра Николаича. Тупой ручной труд, интернетная жвачка для мозгов - всё, на что я сегодня способен.

UPD.: продолжения московского банкета не вышло. На следующий же день я проснулся с больным горлом и температурой, поэтому до самого отъезда вынужден был соблюдать постельный режим. Пётр Николаич лечил меня по сталинскому методу горячим чаем с малиновым вареньем, и уже на вторые сутки мне стало гораздо лучше. Правда, самому Петру Николаичу превращение его комнаты в чумной барак на пользу не пошло: он заразился.
Родителям я ничего не говорил - в прямом смысле слова. Писал смс, чтобы меня не выдал хриплый голос. Дело в том, что нашу семью снова пригласили на тот финский остров, где я собирался отметить ширью днюху. Остаться дома и в этот раз было бы крайне обидно.
В день разлуки мы с Петром Николаичем решили разориться на такси, чтобы сберечь драгоценные бутылки венгерского бухла и мои не менее драгоценные хит-пойнты. Выехали заполночь. Глядя в окно машины на подбрюшья мостов, сплетения заводских труб, цепочки рыжих фонарей внутри Лефортовского туннеля, я временами даже забывал о паршивом самочувствии.
Пётр Николаич проводил меня до купе, помог застелить верхнюю полку и поехал домой. Я остался наедине с кондиционером.
Поутру, сойдя с поезда, я отловил первого попавшегося таксиста. Не до экономии было: каждый лишний метр пешком мог стать фатальным для моих бутылок. Ручки у чемоданов с колёсами - слабое место, в этом я убедился ещё прошлым летом на примере отчима.
Шеф оказался натуральным язычником: на стёклах его машины спереди и сзади красовалось по портрету Сталина, а сам он крестился за рулём на каждый храм.
Дома я уже не мог утаить свой кашель. По счастью, родители в тот же день уехали на дачу, и эпидемия дальше не пошла.
Зато случилась другая неприятность: комп встретил меня синим экраном смерти. Я не стал обращаться в службу ремонта, а позвонил напрямую ежоволикому. В этот раз он воскресил комп за один присест. На радостях я предложил ему продезинфицироваться изнутри ореховым шнапсом, да и сам тяпнул.
В общем, комп здоров, я тоже практически вылечился, и примерно через час мы всей семьёй сядем в машину и поедем в Финляндию. Дорога предстоит длинная, поплывём на двух паромах и окажемся на диком острове Моссала без интернета и даже без продуктового магазина. Там я рассчитываю взять себя за жопу и написать какой-нибудь креатив или хотя бы отчёт. Вернусь где-то через неделю.
запись создана: 06.08.2014 в 23:26

@музыка: НОМ - Про Козла

@темы: эго, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, мозг рака, комсостав

02:37 

дело Коллини.

зоркоглазая умница
«Всемирный день книг и авторского права» звучит как «Всемирный день Пушкина и Дантеса».
Ирония в том, что авторы сами обрекают себя на забвение ради сиюминутного профита. Кто бы сейчас знал Лавкрафта и спамил картинками с Ктулху, если бы преданный фан Дерлет не пошёл в обход копирайта?
Между тем я наконец дорвался до романа Фердинанда фон Шираха "Дело Коллини". Это его первая художественная книга, но в основе, как всегда, лежит реальная юридическая практика. Ширах крут: после выхода романа в Германии учредили новую комиссию по оценке влияния нацистского наследия на современное право.
После войны многие юристы, успевшие послужить Гитлеру и замарать руки, заняли высокие должности. Тихой сапой они протаскивали законы, которые фактически означали амнистию для бывших чиновников Рейха.
Обзоры этой книги сделаны из спойлеров, и мой не будет исключением. Да и есть ли смысл поддерживать интригу, когда сам автор сходу заявляет, что прототипом убитого на первых страницах старичка был его родной дед Бальдур?
Итак, огромный молчаливый итальянец Коллини расправляется с добрым дедушкой и надругается над трупом. Мотив неясен, полиция в растерянности, подсудимый молчит как рыба. И тут главгерою-адвокату становится известно, что почтенный Бальдур Бенедикт Жан-Батист Майер в сорок четвёртом отдал приказ о расстреле заложников, среди которых был отец Коллини.
Поначалу сын хотел добиться справедливости от государства, но дело Майера закрыли, даже не предъявив обвинений. Причиной стало вступление в силу малюсенькой поправки к закону об ответственности пособников преступления. Внёс её Эдуард Дреер, глава департамента уголовного права из числа бывших наци. А пособниками считались все, кто не Гитлер, Гейдрих и иже.
Финал сдут, но иного выхода у Шираха, по видимости, не было. Если бы Коллини не покончил с собой, и процесс довели до конца, это уже была бы альтернативная история.
Очень хорошо передана особая, чисто немецкая тоска холодной души по чувствам, которые могли бы стать смыслом жизни. Не одну песню спели про неё мои любимые исполнители. Поэтому закончу свой текст небольшим саундтреком.


Прослушать или скачать Ute Lemper Streets Of Berlin бесплатно на Простоплеер

Прослушать или скачать Spiritual Front German Boys бесплатно на Простоплеер

Прослушать или скачать Derniere Volonte Nos chairs бесплатно на Простоплеер
запись создана: 23.04.2014 в 23:58

@музыка: Alias Conrad Coldwood – Clockwork

@темы: плеть из бегемотовой кожи, нацо, книги, oh Schi-

23:55 

the switch is now on ON.

зоркоглазая умница
По утрам мой мозг ещё спит, а рука уже тянется к кнопке POWER. Когда компьютер работает, можно жить. Я уже не остров, но часть континента, мои друзья со мной, и на всякий вопрос найдётся ответ (даже если он меня не устроит).
В прошлую среду компьютер не включился. Чуть пожужжал, разгоняясь, и затих. Я ткнул кнопку раз пять без малейшего толку.
Такое уже было четыре года назад, и дело дошло до вызова мастера. Виновником оказался блок питания – заболел и умер, гад. У меня до сих пор лежит квитанция с увесистой суммой за всё про всё.
«Вот уж не было печали», - подумал я. Мне, между прочим, надо визу открывать, и лишние расходы ну совершенно ни к чему.
На чёрный день у меня есть ноутбук, почти такой же древний, как комп. Он тормозной, неудобный и обжигает ляжки. Годится для снятия ломки, но и только. Я не был морально готов провести целый месяц в его обществе.
Сонливость как рукой сняло. Я набрал номер ближайшего сервиса. Мне сказали ждать звонка от мастера.
Я прождал его до вечера и перезвонил сам. Мне ответили, что мастер приезжает только на следующий день после заявки. Вот вам и круглосуточное обслуживание.
Компьютер, между тем, заработал на честном слове. Продержался до ночи, а утром опять пошёл в отказ.
Мастер явился в восьмом часу. Это был первый на моём веку компьютерщик, перед которым мне стало стыдно за многолетний срач в комнате. Обычно после его товарищей по ремеслу надо проветривать всю хату. А тут приходит такой чистюля в светлых джинсах, в белой толстовке. Ростом невелик, с меня, лицом вылитый Ежов из сериала про Тухачевского.
Комп, как назло, попустило за день, и поначалу мастер вообще не видел проблемы. Тогда я стал перезагружать машину до тех пор, пока она снова не начала самовольно вырубаться. Мастер открыл корпус, повыковыривал пыль из потрохов, ничего не понял и обещал вернуться с тестером на следующий день.
Стоило ему уйти, как упала винда.
Дивидишник у меня не работает уже несколько лет. И чёрт бы с ним – диски вообще морально устарели.
Когда мастер позвонил, я ввёл его в курс дела. Без проблем, - сказал он, - будет винда на флэшке. Только придётся подождать ещё день.
Я ждал его все выходные. Звонил сам, но он не брал трубку. Блядский Ежов как сквозь землю провалился.
В понедельник он всё-таки вышел на связь. Уехал, видите ли, в Кронштадт и забыл телефон дома. А голову свою ежовую не забыл?
Впрочем, долго сердиться на человека с таким ростом и лицом невозможно. Мы с ним душевно поболтали, пока он приводил комп в чувство. Про Кронштадт, про Москву, про судьбы интернетов.
Блок питания в итоге оказался ни при чём - пиздец творила съёмная видеокарта. Стоило её вынуть, и дело пошло на лад. Одной тратой меньше, вообще отлично.
Напоследок ежоволикий сказал, что, если в течение месяца с компом случится что-нибудь дурное, я могу смело звонить прямо ему. Ну просто ангел-хранитель.

@музыка: Alias Conrad Coldwood – Unreasonable Behaviour [OFF OST]

@темы: тоска, бля, мой фюрер, технократия, плеть из бегемотовой кожи, во имя добра, FFFFFUUUUUU

23:58 

faces of meth.

зоркоглазая умница
На улице Марата страховые агентства расплодились, аки похоронные бюро в уездном городе N. Жмутся поближе к визовому центру, засели в каждом дворе и подвале. У метро толкутся сотрудницы с табличками. Сами зазывают клиентуру, сами же и оформляют бумаги. В общем и целом такая контора – бро всем питерцам. В ней не только застрахуют, но и возьмут на себя поеботу с заполнением анкеты, и сфотографируют – всё это входит в услугу. Приходишь туда с заграном, а выходишь с готовым пакетом документов для визы.
Так оно, во всяком случае, задумано.
Во избежание сюрпризов я выловил на улице сотрудника того же агентства, в котором оформлял страховку летом. Парень – на вид совсем молодой – отвёл меня в подвальное помещение через дорогу от визового центра. Я снял пальто, шапку, шарф и, раз пошла такая пьянка, тёплую кофту. Меня сфотографировали на фоне полотнища уставного светло-серого цвета. Пока я диктовал анкетные сведения, снимок распечатали и положили на стол.
Едва увидев его, я понял: с таким фото меня развернут. В глазницах и прочих углублениях моей рожи чернели густые тени, хотя на сайте визового центра ясно сказано, что их быть не должно.
- Не годится фото, - сказал я агенту.
- Да ладно, ещё ни у кого не было проблем, - отмахнулся тот. – А не примут – приходите снова, переснимем.
Я поверил ему на слово: в самом деле, не первый день работает.
Зря поверил.
- У вас при печати визы глаз не будет видно, - сказала мне девушка номер один. – И фон должен быть светло-серый, а здесь голубой.
Я спустился вниз и пошёл обратно.
Снова мне пришлось раздеваться. На этот раз я попросил включить вспышку, как и делают обычно при съёмке на документы.
- Тогда на стене будет тень, - предупредил фотограф.
- А что делать-то? Если без вспышки, тени будут на лице…
Меня усадили вплотную к стене, чтобы тень была поменьше. На этот раз лицо вышло как надо, но вокруг головы и вправду виднелась тёмная кайма.
- Почти незаметно, - сказал агент, - попробуйте подать так. Если и эта не подойдёт, они вам бесплатно переснимут как им надо.
И я снова пошёл попытать счастья.
- Это единственная фотография? – спросила девушка номер два. – У вас тут большая тень!
- Мне в агентстве сказали, что, если несколько фото подряд вам не подходят, вы бесплатно переснимаете… - осторожно начал я.
- Только если неудачные снимки делались у нас, - обломила меня девушка.
Злой и расстроенный, я вернулся в агентство, побросал на стул одежду и велел перенастроить у камеры баланс белого.
- Это что, мы ради вас одного будем менять настройки? – заартачился фотограф. – Другие люди вон нормально получаются!
- Так вы сделайте, чтобы и я нормально получился, по стандарту! – сказал я.
Помудрив с настройками, распечатали сразу два довольно паршивых снимка: не один, так другой, мол, точно возьмут.
Девушка номер три велела мне отковырять тот, что приклеили к анкете, и налепить запасной. В таком виде мои документы наконец-то приняли.
Пять дней я ждал проблем, но визу всё-таки получил. На фото вместо глаз сплошная чернота. Раз консульство его пропустило, погранцы ведь не приебутся?


@музыка: The Barry Sisters - Ketzele Baroiges

@темы: этот поц желает мне добра, эго, плеть из бегемотовой кожи, FFFFFUUUUUU

23:59 

время жить, время умирать.

зоркоглазая умница
Утром я выбрался в ближайший кинотеатр посмотреть «Тор-2». Невольно обратил внимание, насколько загажен зал: жвачки аж на сиденьях и подлокотниках, обивка в пятнах. А ведь я ещё помню его новым и чистым.
Временный отказ от линз воистину улучшил моё зрение. Даже косоглазие уже не так чувствуется: 3D-эффект воспринимаю в полном объёме.
Фильм мне понравился куда больше, чем «Мстители». Наконец-то Локи раскрылся как бог игры, каковым я при всей харизме актёра не могу считать ни обиженку из первого фильма, ни опереточного злодея из второго. Можно даже сказать, он над обеими этими ипостасями от души поглумился. В нём появилась та любовь к самому процессу жизни со всей его непредсказуемостью и подчас несправедливостью, без которой трикстер не трикстер.
Когда Локи притворился мёртвым, я подумал: всё, настроение испорчено капитально. Ещё и брат его как ни в чём не бывало воркует со своей Джейн... Где, чёрт возьми, траур, - думал я, - где пышные похороны с пиротехникой? Бросили, небось, в яму с номером и как ни в чём не бывало вернулись к своим мелким будничным делишкам. Но в последний момент авторы спасли мой день. Интересно, куда всё-таки Локи дел Одина? Хорошо, если они мирно договорились, и Один в качестве награды позволил Локи присутствовать при отречении Тора. Косплеить дряхлого всеотца до конца дней своих - перспектива всё-таки совсем печальная.
Тёмные эльфы своей внешностью напомнили мне телепузиков. Зловещих телепузиков Кола Белова.
Вечером мы с Эдной и её подругой-совестью Аней пошли в Балтийский дом на спектакль «Каждый умирает в одиночку». Труппа была немецкая, и к концу первого акта зрители жаловались на слишком мелкие, быстрые и косячные субтитры. Текста и вправду было много. Видимо, сейчас у немцев мода зачитывать промеж диалогов целые куски исходной прозы. Так было и в «Процессе», привезённом из Мюнхена.
Объединяло эти спектакли и то, что одни и те же актёры исполняли несколько ролей. Но если в «Процессе» женщины даже не стирали нарисованные усы, то здесь перевоплощения были тотальными. Я не сразу и понял, что розового дядьку-колобка и еврейскую соседку сыграла одна и та же актриса. Особенно доставляла похожая на Роммеля дама в роли обергруппенфюрера СС, то пьяного в дугу, то бранящего подчинённых в правдоподобнейшей гитлеровской манере.
Декорации были простые, без инженерных затей: стена с картой города и горка мелких вещей вдоль её подножия, будто в концлагере. Не обошлось и без шоковой терапии в виде лампы в лицо и воя сирены, от которого шкура шла мурашками.
Из персонажей наибольшую симпатию вызвал Энно Клуге. В книге его совсем неприглядно рисуют, а в спектакле он обаятельный мудак, знающий, что мудак, и оттого страдающий, но бессильный измениться. Это ж чисто я и вся моя жизнь!

@музыка: Olafur Arnalds feat. Björk – Surrender

@темы: кино, комсостав, плеть из бегемотовой кожи, театр, эстетствие

14:57 

возвращение блудного.

зоркоглазая умница
С Петром Николаичем я воссоединился естественно и просто, будто не расставались. Его письмо пришло как нельзя более кстати – в смутный день после московского разврата, когда уже, как говорится, исход и всё понятно. С минуту поколебавшись, я ответил, ведь поводов не отвечать у меня уже не было. Договорились до того, что недели через три он приехал в Питер.
Был чертовски красивый ясный день. В русской классике такие дни отводятся положительным персонажам на правильные дела.
Пётр Николаич прибыл «Сапсаном» и позвонил мне, когда я уже почти протиснулся между стеной шмональни и валом встречной толпы. Мы быстро нашли друг друга и поехали вписываться.
Для ночлега Пётр Николаич выбрал уже проверенную квартиру на Конюшенной. Все эти съёмные жилища, кроме самых колоритных, со временем перепутываются в ленивой памяти. Поэтому запишу на будущее особые приметы:
- алые листья ползучего растения, распластавшегося по глухой стене за углом;
- по старинке выкрашенные в серый цвет доски коридорного пола;
- на лестничной клетке - полотна с супрематическими сиськами.
Возвращаясь к прежним традициям, поехали на автобусную экскурсию в Гатчину. Словно в первый раз – дорога с древними верстовыми столбами, сладкий гнёт окаменелой деспотии вдоль Московского проспекта. За городом вообще от окна глаз не оторвать, так всё раззолочено осенью.
Между спинками сидений впереди плёл паутину паукан. Я пытался его сдуть, чтобы не мозолил глаза, но он с завидным упорством возвращался на прежнее место.
От буферного (да-да) парка в Пушкине и до самой Гатчины протянулась адова пробка. Я испугался было, что опоздаем, развернут. Но обошлось.
Нас высадили у Приоратского дворца.
Внутри после немцев ничего не осталось. Так, разрозненная мебель, планы да макеты, свезённые из разных мест. Сам дворец, впрочем, презанятный: сделан из прессованной земли – можно посмотреть стену в разрезе. Потолки все в ячейках деревянных, будто перевёрнутые шкатулки. Винтовые лестницы узёхонькие, одна ведёт в башню, но туда хода нет, закрыто.
Потом нас повезли в Большой Гатчинский дворец.
Цвета он удивительного: так-то камень серый, а при дневном свете жёлтым сияет. Ему тоже изрядно досталось. Уж на что я непростительно мягок к фрицам, но этих судил бы за вандализм как за преступления против человечности. Кстати, в залах, ожидающих реставрации, я заметил лепные свастики на стенах – то-то у арийцев был когнитивный диссонанс…
Восстановленная часть напомнила Ораниенбаум. Только потолочная лепнина не облаками перистыми, а полновесными такими гроздьями. И везде, чуть ли не в каждой комнате, потайные ходы.
Под конец экскурсовод привёл нас в подземный тоннель.
- А здесь, - сказал он, - живёт нимфа Эхо. Видите в стене дыры? Здесь когда-то на крючьях развешивали конскую упряжь. Однажды сюда пришла императорская дочка и увидела, что хомуты куда-то пропали. Тогда она крикнула: «Кто украл хомуты?» И тут в совершенно пустом коридоре раздался голос: «Ты!»
Разумеется, и мы поговорили с нимфой. На три-четыре вся группа гаркнула: «Кто украл хомуты?»
- Ты! – донеслось из конца тоннеля. И странно: вроде, группа немаленькая, а голос в ответ - один. Мужской. Может, там сидел подставной сотрудник?
- Кто здесь правил?
- Павел!
- Кто разбил французов?
- …тузов!
Поехали обратно. Закат был краснющий, почти как в Москве бывают, прямо полыхало. А в желудке полыхал голод. Ужинать пошли в «НЭП» - есть в Питере, оказывается, такое место, настоящее кабаре с канканом, и кормят отменно.

горячи бублики

Сидим, значит, лопаем, на сцене жжот душка-певица в длинных бусах. Люди повставали с мест, танцуют. Особенно одна пара хороша, прямо профи: лысый мужик и подруга его, красотка.
Стоило Петру Николаичу временно меня покинуть, как лысый танцор шасть ко мне за стол!
- Простите, можно пригласить вас на танец?
- Нельзя, - говорю я, прикладываясь к рюмке водки. Не трожь чужое, сука.
- Но у вас глаза такие умные.И перстни как у Марины Цветаевой. Ага, а тельняшка, видимо, как у Ахматовой. Можно вас пригласить?
- Нельзя.
- Вы даже вон тем пидарасам напротив понравились. Можно?
- Нельзя.
- Послушайте, я недавно маму похоронил. Можно вас пригласить?
Я начинаю давиться смехом от нелепости происходящего. Возвращается Пётр Николаич.
- Можно вас вместе пригласить?
- Мы не танцуем, - отвечает Пётр Николаич.
- Ну хоть скажите, - обращается он ко мне, - как вас зовут.
Сделав очередной глоток, я выдаю, чеканя слова:
- Меня зовут Николай Иванович Ежов.
Мужик и глазом не моргнул.
- Ежов? Какая красивая фамилия! Она вам от матери досталась?
- Да! А вас расстрелять надо.
- Как - расстрелять? Зачем?!
- Надо!
- Ну можно, - уже почти сдавшись, спрашивает он, - поцеловать вам руку?
Можно сдуру хуй сломать!
Кстати, насчёт мамы он вряд ли соврал. Под конец программы певица, с которой он явно был знаком, посвятила песню замечательной женщине, настоящей ленинградке, которой уже нет с нами. Это что, раз мамы больше нет, значит, всё можно?
запись создана: 13.10.2013 в 23:30

@музыка: Emilie Autumn - Gaslight

@темы: эстетствие, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, мозг рака, комсостав, ежевичка, вкуснота

12:13 

closeted.

зоркоглазая умница
Устроил мне Калинин развлечение, ничего не скажешь. Раздобыл мой почтовый адрес и отправил письмо, хотя я предупреждал его, что от такого знака внимания будет больше проблем, чем радости. Всё, что нам присылают, видит отчим, потому что ключ от ящика есть только у него
Но нет, легче остановить бегущего бизона. Этот деятель ещё и конверт облил любимыми духами. Я помню их запах - тяжеленный, стойкий, единовластный. Так должен пахнуть Рейстлин из книг моего пубертата: розы и разложение. Моральное... Конверт словно сам себя вскрывает перед всяким, кто возьмёт его в руки: а вы знаааете, что внутри любовная записка?
Впрочем, хуй бы с ним, с ароматом. В строке адресата Калинин написал не «Бенедикту», как условлено у нас с камрадами, а «Бенедикту ф. Ш.». Меньше всего мне хочется объяснять моим исторически брезгливым родителям, что значит это «ф. Ш.» и какое отношение имеет ко мне. К такому каминг-ауту я не готов совершенно.
Итак, чтобы оградить себя от ненужных вопросов, я решил подручными средствами достать письмо из ящика до того, как это сделает отчим.
Я очень рассчитывал на хирургический зажим, но он просто не влез в щель. Нужно было что-нибудь тонкое и гибкое, так как стенки ящика уходят вглубь под наклоном. Я попробовал иглу для пункций. Мне удалось нащупать в глубине предмет из бумаги и даже чуть приподнять его. В глубине ящика показался белый уголок.
Подцепить и вытащить было сложнее. Я, больной простуженный человек, бегал по лестнице вверх-вниз, принося и пробуя новые инструменты. Кусок картона и медная проволока оказались в этом деле бесполезны. Попытки подобрать подходящий ключ из матушкиных запасов тоже не дали результата. Помогла только стальная линейка, обмотанная с одного конца скотчем. Пошуровав ей в ящике, я вытащил на свет божий...
...сраную спам-газету.
Приобретённый опыт? Бесценен.
На первом этаже возле подвальной лестницы поселились в меру трусливые кошки. Знакомое семейство: мамаша с выдранным куском губы и трое мелких. Сейчас, правда, уже двое. Пропал самый прикольный, весь чёрный за исключением не пятна даже - белой точки на кончике хвоста.
Я вынес сметаны и покормил с ложки всех желающих.

Кушай, дружок, сил набирайся.



качество паршивое, но мне нравится крипи-эффект

осторожно, кошачье мясо

@музыка: Азис - Удряй ме

@темы: этот поц желает мне добра, экстрим, плеть из бегемотовой кожи, комсостав, животные

22:33 

partying and fornicating.

зоркоглазая умница
Этот день рождения вышел ещё безумнее предыдущего. Если тенденция сохранится, юбилей отмечу оргией в катакомбах Ширах-бункера, не иначе.
После летней поездки в моей личной жизни произошли занятнейшие перемены: мы с Тони решили взять товарища Калинина третьим. Идея была моя, но Тони поддержал её с неожиданным пылом. Они даже встречались без меня к обоюдному восторгу.
Вот только заняться свальным грехом на съёмной квартире у нас не получилось. Родители Тони подложили свинью: без предупреждения сорвались на дачу, вверив ему заботу о бабушке и коте. Ночевал бы я как дурак один в холодной постели, если бы Мишаня не предложил вписаться у него дома.
Итак, вечером пятницы я выехал в Москву. Поезд порадовал мягонькими флисовыми одеялами. Не чета кусачей шерсти: завернёшься - и спишь как убитый до самого прибытия.
Приехал я рано. Дождался на вокзале Тони. Мы позавтракали и поехали забирать от колледжа прогульщика Мишаню. Погода стояла паршивенькая, моросил мелкий дождь. Сперва мы беспрепятственно завалились во двор его ведомственной шараги, но он позвонил и перенёс место встречи на соседнюю детскую площадку.
Потом, уже втроём, мы устроились в кофе-хаузе. Ждали калининского товарища, который должен был привезти стек. Я пил ром, Тони ел и безуспешно пытался накормить Мишаню. Тот наотрез отказывался жрать свой сэндвич. Я даже сигареты у него отобрал и сказал, что не верну, пока тарелка не будет чистой. Без толку.
Выручил беднягу подошедший товарищ - здоровенный татуированный лоб в казаках. Он прикончил сэндвич и отдал Мишане стек... нет, не для самообороны. Ровно в противоположных целях.
Теперь у нас был весь нужный инвентарь, и Тони оставил меня с Мишаней в номере почасового отеля с говорящим названием "Золотой лингам". Сам он задержаться не смог, увы: надо было кормить бабушку и кота обедом.
Тётки за стойкой ресепшна светили лифчиками сквозь прозрачные кофты и вообще имели облик натуральных бордельмаман. Ключи нам не полагались: номер попросту запирался изнутри на задвижку. Последним штрихом была кровать, застеленная чёрным шёлковым бельём с рожей пантеры.
Наши четырёхчасовые развлечения описывать не буду. Скажу лишь, что товарищ Калинин после них был похож на жертву застенков: шея в лилово-красных "орденах", жопа в полоску. Стек мне понравился, хороший инструмент, куда удобнее ремня. Управляться легко, силы большой не надо, и по себе не попадаешь.
"Когда милое урурушное котейко неожиданно для всех, в том числе и для меня, обретает необузданную жестокость наркома НКВД," - писал позже Мишаня у себя вконтакте, - "это нереально доставляет". Я и вправду обычно ванилен донельзя, но сей образцовый мазохист разбудил во мне низменное начало... Тони потом долго замазывал калининскую шею тональником в туалете "Двух палочек" и, выйдя оттуда, сказал мне: "Ширах, ты мудак."
Вечером Мишаня повёз меня к себе в суровые Люберцы. Гостеприимство его родителей беспощадно. Впрочем, когда я сплю, я глух и нем.

@музыка: W. A. Mozart - Le nozze di Figaro (Bohm 1968): Non piu andrai, farfallone amoroso

@темы: экстрим, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, комсостав

02:29 

молочное, питательное, вагнеровское.

зоркоглазая умница
Официальный день Вагнера я официально провафлил. Спохватился, когда билеты в Михайловский уже разобрали. Зато двумя днями позже сходил на концертную версию «Лоэнгрина» в Мариинский
Найти себе компанию на вечер буднего дня за сорок восемь часов - тот ещё квест. Все здешние камрады были наглухо заняты, и я оставил заявку в питерском сообществе. Откликнулись двое, но пойти в конце концов смогла лишь Эдна Александрина.
Билеты я купил в Гостином прямо в день концерта. Давненько я не бывал в центре - успел забыть, где нужная остановка, и метался по Невскому взад-вперёд, пока не заметил пустую рамку на месте расписания автобусов.
До театра добирался в адской давке. На каждой остановке ближние к дверям пассажиры выскакивали наружу, освобождая проход. Но никто не выходил, и они мучительно утрамбовывались обратно, мешая закрытию дверей. Вдобавок ко всему, автобус тащился, как деревенский катафалк. Что было тому виной, мешала разглядеть стена людей.
Пока я ехал, Эдна уже успела купить билеты в кассе театра. Два билета на рожу - это несомненный перебор, так что лишние пришлось сдавать. Деньги нам не вернули, в качестве компенсации выписали проходку на другой концерт. И здесь я стормозил: попросил выписать на 24 число, хотя «Фауст» в этот день будет идти не в концертном зале, а в Мариинском-1. Естественно, в двух местах сразу я быть не смогу... Придётся ехать и менять бумажку.
Удовольствие от «Лоэнгрина» получил огромное. До чего приятно вновь слышать голоса, полюбившиеся по прошлым спектаклям. Особенно радовала Лариса Гоголевская - несравненная Брунгильда и Электра. Небольшую роль исполнил и Александр Никитин, колоритный татуированный Вотан. Дирижировал лично Гергиев.
Я давно хотел посмотреть сценическую версию в Новой опере. И, конечно, рано или поздно посмотрю. Вот только теперь у меня есть эталон живого звучания «Лоэнгрина», выдержать сравнение с которым будет очень трудно.

P.S.: Позабавила партия, в которой Ортруда призывала Одина и Фрейю помочь ей в чёрном деле. Что-то она малость не к тем обратилась...

@музыка: Wagner: Lohengrin. Act 3 - Ach nein! Doch dort - der Schwan!

@темы: театр, плеть из бегемотовой кожи, комсостав, музыка

14:56 

балтийский чай.

зоркоглазая умница
Увидеть Тони в день отъезда мне так и не довелось: заболел он капитально. Да и сам я чувствовал смутные тревожные симптомы - то-то будет весело подхватить грипп перед Грецией...
Утром на вписку подъехал Мице. Я к тому времени уже собрал вещи и готовился к новой встрече с товарищем Калининым. Поскольку Мишаня у нас фотограф с регалиями, я его попросил поснимать меня где-нибудь в городе.
У Мице в планах тоже была фотосессия. Эротического жанра. Однако, по всей видимости, его с этим делом кинули: до камрада-фотографа было не дозвониться. Чтобы бедняге не пришлось весь день слоняться без дела, я предложил ему составить нам компанию.
Завтракали в фуд-корте у Речного вокзала. Раньше я сторонился сети "Теремок", как чёрт ладана, а теперь вот припёрло попробовать. Блины у них оказались душевные, но боярское наречие, на котором говорят сотрудницы, повергло меня в ступор. Я прямо не знал, как правильно отвечать на фразы типа "Сударь, окрошки изволите?" Так и отвечать - "изволю"? Или "нет, спасибо, не изволю?" Или там ещё какие-то тонкости этикета?..
В метро встретились с Мишаней. Выбрать место для съёмок в центре Москвы без лезущих в кадр машин и рекламы оказалось нелёгкой задачей. В итоге, уже порядком задолбавшись ходить, мы добрались до Лубянки и решили остановиться в зелёном сквере напротив обтянутого строительной сеткой здания госужаса.



+ много

Мице тоже отхватил порцию сольных фоток. В одетом виде. Понятия не имею, где они вывешены, поэтому тут будут замёрзший Миц в Мишанином сюртуке и моя тролльская рожа.



После съёмок пошли нажираться. Наши штаны слегка отсырели от сидения на траве, но напрасно мы надеялись просушить их в тепле ресторана. Скорее всего, мягкий диван, на который мы уселись, был недавно помыт, однако нас об этом не предупредили. А когда штаны сделались не просто сыроватыми, но мокрыми насквозь, было уже поздно.
Потом Мишаня поехал по своим делам, а мы с Мице - к вокзалу. Так как состав подавали в первом часу, проводить меня на поезд Мице не мог, но хоть погулял со мной какое-то время. Сперва мы засели в привокзальной тошниловке, и я с наслаждением разорвал зубами огромную сочащуюся шаурму (в Германии она называется "дёнер", так-то). Затем пошли в магазин, и Мице купил себе щегольские штаны. После этого пришлось проститься.
Перестроенный Ленинградский вокзал мне не понравился. Стальной, безликий, на входе шмонают, посадку объявляют злым резким голосом. Насколько же красивей его питерский близнец со старой лепниной и деревянными скамейками. Пусть таким и остаётся, ну пожалуйста!

@музыка: Монгол Шуудан - Расстрел

@темы: путешествия, плеть из бегемотовой кожи, комсостав, эго

23:56 

музейный марафон.

зоркоглазая умница
Списался тут со мной перед поездкой один славный геноссе из Москвы. Я хотел было затащить его с нами в Яхрому, но в итоге сошлись на том, чтобы сходить в какой-нибудь музей. Например, в МАММ.
В день встречи Тони проснулся больным и разбитым: дал о себе знать вирус комсомольской бабы. Надеюсь, ей до сих пор икается.
Впрочем, от планов Тони не отказался. Помня о пробках, я предложил ему выехать пораньше. По дороге мы стали свидетелями сцены, достойной не одного фейспалма. Какие-то бабки наехали на нерусского мужика за то, что он якобы слишком громко говорил по телефону на своём языке. Сами они при этом орали куда громче, чем он, - master race, ёпт. Обозвали его грузином. В ответ он, возмущённо заявив, что армянин и тоже человек, вышел из автобуса.
Избыток времени коротали у Речного вокзала: сперва по моему настоянию зашли в аптеку за граммидином, потом побродили по парку. Белок на сей раз не встретили, зато видели мужика с целой упряжкой разновозрастных такс.
Геноссе оказался симпатягой и понравился нам обоим. По-правильному он Эрик, но, узнав его фамилию, я не удержался от того, чтобы обозвать его дедушкой Калининым. Михал Иванычем. Мишаней.
Втроём мы обошли весь МАММ. Начали с выставки старинных стереофотографий. Называлась она «С глазу на глаз», хотя больше ей подошло бы название «Нос к носу». Такого плотного контакта с экспонатами на моём веку ещё не было, если не считать злополучного эрартинского червя. Вдоль стен висели стереоскопы - каждый со своим кусочком вроде бы и живого, но совершенно неподвижного мира внутри. Вжимаясь глазницами в окуляры, я оставался один на один то с зависшей в воздухе стаей птиц, то с застывшим водопадом, то с тенью человека. Правда, иные снимки, как я ни тужил глаза, не хотели складываться в объёмную картинку. Тони тоже столкнулся с этой проблемой.
Были там и ландшафты дальних стран, и хроники краеведческих экспедиций в дикие русские деревни, и лубочно раскрашенная обнажёнка. В последнем зале висели современные пластиковые панно с трёхмерным эффектом. Тони увидел на одном из них живую жёлтую бабочку и потормошил её билетом. Бабочка взлетела и нагло уселась прямо мне на морду.
В фойе стояла будка, где можно было самому сняться на стереопару. Вот только делали её явно не на мой рост: я едва попадал в кадр.
Выше этажом была выставка компьютерных игр. Мы с Тони долго не могли оторваться от игры в самолётики. Фишка её была в том, что экран был круглый, как абажур. Чтобы самолётик не исчезал из виду, надо было бегать за ним с пультом. А ещё можно было словить в задницу собственную пулю. Я выработал беспроигрышную тактику: развернуть свой самолёт, подвести его в лоб к машине Тони и стрелять в упор. Ох, и досталось мне за это по жопе.
Фаворитом номер два стало «кривое зеркало». Подходишь - камера видит твою рожу, и на большом экране вырисовывается персонаж с той или иной степенью сходства. Шевельнёшься - и вот на экране уже другая физиономия. Мне почему-то особенно везло на бородачей.
Кроме того, можно было продегустировать выдающиеся игры разных лет - от Pacman до The Path. Вдоволь, конечно, не наиграешься: неудобно как-то, всё равно что читать книгу в общественном туалете.
Так что мы пошли дальше, на выставку фотографий Елеазара Лангмана. Камрады как-то не впечатлились: чисто репортажная съёмка, сюжеты в основном про добычу угля и Среднюю Азию. Зато я нашёл там экземпляр журнала «СССР на стройке», главредом которого одно время была самка ежа Евгения-свет-Соломоновна. Гламурненько, чо.
А потом был Оскар Рабин, в честь которого устрою-ка я пикспам - до того он мне нравится, до того близка мне его картина мира.

Рабин-спам

От кондиционерного холода Тони сделалось совсем хреново, поэтому мы вылезли греться на открытую террасу. Там можно было купить чайный билет и брать из корзины бутылки чая в неограниченном количестве.

вид с террасы

Напоследок мы посмотрели картины с цирковыми медведями (чистое техникодрочерство, как по мне) и покинули МАММ. Забив на усталость, решили зайти в галерею имени братьев Люмьер. Там тоже была выставка советской фотографии - жизнь Москвы 1960-1990-х годов, её праздники и будни. Особенно запомнился снимок парада, где в нижней части матросские шапки с помпонами сливались в сплошной абстрактный узор.
Когда наши силы всё-таки кончились, мы растянулись на подушках в соседнем зале, где шли фильмы про Фриду Кало и Диего Риверу. Жуткие картины у Кало. Босховский ад внутри отдельно взятого тела.

По дороге к метро заснял вот такое:

двуручный фейспалм

Потом Тони не выдержал и уехал домой. Уехал и Мишаня: его ждали на работе. Я остался один как перст. Вечер спас Берт, согласившись составить мне компанию. Мы засели в «Граблях», взяли выпивку и душевно поговорили за жизнь.
Добираться в Долгопрудный одному было сцыкотно. В автобусе между мной и проходом сидел ужратый бугай, которому явно не хватало телесной близости - без разницы, с кем. Ещё и вышел на моей остановке. Фубля.

@музыка: Альфред Шнитке - Безумие

@темы: тоска, бля, мой фюрер, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, красные маршруты, комсостав, кино, эстетствие

16:56 

теозоология.

зоркоглазая умница
Итак, о нашем с Тони долгожданном совместном отпуске.
Желая сберечь побольше денег на греческие радости, я выбрал самый дешёвый, самый жалкий поезд, что шёл в Феодосию транзитом через Москву. Со впиской обещал помочь Мице, счастливый обладатель квартиры в Долгопрудном. Обнаглев, я напросился к нему аж на четыре ночи.
Пользуясь случаем, родители собрали мне в дорогу папку с договорами, чтобы я передал их в редакцию одного чертовски серьёзного научного журнала. На моё имя даже выписали пропуск - иначе-де в эту бюрократическую твердыню не войти.
Столь важное задание, видимо, давало мне кое-какие привилегии: в день отъезда отчим подвёз меня до станции метро. Уже на перроне я внимательно прочитал билет и тут же позвонил Тони - предупредить его, чтобы встречал меня на Курском вокзале, а не как обычно, на Ленинградском.
Подали поезд. Я вошёл в тёмный вагон (свет зажгли уже после того, как пассажиры застелили полки и легли спать). Липучая пыль, как водится, была повсюду: на полу, в воздухе и, конечно, в древнем матраце. Шмот стало жалко, ведь в Москве меня обещали сфотографировать, а ездить я привык налегке, без лишнего барахла. Я разделся до исподнего, сложил одежду в пластиковый пакет с документами и лишь после этого притронулся к трухлявому свёртку постельных принадлежностей. Хитрость удалась: наутро на моих вещах не было ни пылинки. Жаль, что этот приём годится только для немнущейся одежды, которой у меня не так уж много.
Тони встретил меня, и я предложил тут же отправиться в редакцию, дабы свести к минимуму шансы проебать пакет. Контора оказалась вовсе не такой грозной, как я воображал. На крыльце дурачились перед мужиком со смартфоном симпатичные сотрудницы. Расслабленный охранник без вопросов пропустил нас обоих. Я быстро нашёл нужный кабинет и передал заветный пакет нужной даме. Итак, миссия была выполнена.
Мы поехали в парк Горького на выставку Шванкмайера (а заодно и Натали Юрберг - обе проходили в одном и том же «Гараже»). Видели трубу для связи с Новой Голландией. Поорали туда, но труба, видимо, была неисправна: в ответ из неё доносились только отзвуки наших голосов.
И вот мы в выстуженных кондиционером залах. В первом можно было прикоснуться к «тактильным поэмам» - кусочкам глины с оттисками крупных шванкмайеровских пальцев. Честно говоря, глины я нащупался, когда занимался лепкой. А вот дальше было интереснее.
Почти каждый, наверное, в детстве баловался рисунками придуманных животных. Крылья от мухи, хобот от слона, поросячий хвостик - вот и вышла твоя собственная химера... Шванкмайер своих не бросил, посвятил им почти что целую энциклопедию. Подобно баварскому мастеру-чучельнику, он собирал их из книжных гравюр, коровьих черепов, морских ракушек и самоцветов. На этом не остановился - стал творить из тех же черепов и глины собственных богов с деревянными ногами, явно взятыми у резных святых из костёлов.


«Совокупляющиеся агаты», самые бесстыдные обитатели выставки.

Сращение живого с неживым можно увидеть и в его фильмах, где разноцветные камушки убедительно разыгрывают сцены секса и насилия, а големы из предметов ширпотреба режутся в камень-ножницы-бумагу на уничтожение.
Озадачил стенд с каменной обувью, нерукотворно грубой и одновременно точной до последней морщинки. Нам объяснили, что Шванкмайер опускал стоптанные туфли и кроссовки в соляной раствор из Карловых Вар. Вынимал он уже готовые окаменелости в панцире оранжевых отложений. По той же технологии сделана скульптура «Быть войне» - побоище крохотных фигурок, напомнившее нацистский ад братьев Чепмэн.



Первое, что привлекало внимание в зале Натали Юрберг, - это пончики на полу. Огромные тряпичные пончики диких расцветок под толстым слоем латексной глазури. Трогать можно, садиться нельзя. А жаль: когда экспозиция почти целиком состоит из видео, неплохо бы подумать о сидячих местах для зрителей.
Даже при беглом взгляде мультфильмы нагоняли куда больше жути, чем дозволено пластилиновой анимации. Для Тони это было чересчур, и, не задерживаясь у экранов, мы вошли в «Чёрный котёл» - круглое помещение в центре зала. Мы словно оказались внутри калейдоскопа: по тёмному, замкнутому в кольцо экрану перетекали капли цвета, складываясь в узоры. Улёгшись на толстый мягкий ковёр, мы долго медитировали на них и слушали эхо.
Потом Тони ушёл в холл, а я всё-таки посмотрел мультфильмы. Самый мрачный и в то же время волнующий был про двух карликов в масках, расчленяющих ножницами огромную поверженную негритянку. Прямо-таки встреча с моим собственным подсознанием, готовым к убийству и предательству for shits and giggles.
Мы вышли изрядно продрогшими и, перекусив кебабами из ларька, отправились дальше, в музей Бурганова. Его работы запомнились мне ещё с «Петербургского сецессиона».
Музей был похож на фабрику. Выставочное пространство начиналось во дворе и плавно переходило в мастерские. Да и сами бургановские скульптуры - без конца повторяющиеся лица, тонкие нечеловеческие руки, ступни с конскими глазами - казались частями одного непомерного целого, ожидающего сборки. В углу двора скопилось целое стадо одинаковых гипсовых лягушек. Тут же была и форма, в которой их отливали. Мы решили было, что это садовые украшения для дач каких-нибудь олигархов. Как потом сказали в новостях, лягушки предназначались на фонтан «Детский хоровод», воссозданный в Волгограде. А вот кому понадобилась огромная статуя Сталина, обнаруженная нами в одной из мастерских, - загадка до сих пор.
Экстремальный подъём на верхнюю галерею, которым пугал меня Тони, совершить не удалось: проход был закрыт. Зато посмотрели ковры Бурганова-младшего - яркие, абстрактные, с каймой из разноцветных кругов, похожих, как я понял потом, на окна греческих церквей.
Перед встречей с Мице мы решили напоследок посмотреть дом Мельникова, но не тут-то было. Спереди он был отгорожен сплошным дощатым забором, с боков его окружили другие здания. Отойдя к соседней стройке, мы смогли разглядеть лишь небольшой фрагмент стены с шестиугольными окнами. Скоро, надо думать, не будет видно и его.
В метро мы расстались, и я поехал на станцию «Речной вокзал», где Мице назначил мне встречу. До Долгопрудного ехали на автобусе. В сумерках за окном проносились далёкие постройки без единого огонька, словно тёмные рощи. Мы вышли. Фонари стояли редко, под ногами была глухая темнота. Шли по корням, и раза три я чуть не наебнулся. Хорошо, что дом был почти у самой дороги.
Мице вручил мне ключи от временного пристанища и показал, где что лежит. Предупредил и об опасностях. Нельзя было, например, закрывать дверь в спальню: ручку заедало, и можно было запросто оказаться взаперти. Поэтому на ручке висела щётка, не давая двери захлопнуться.
Мы поставили самый противный будильник и легли спать.

@музыка: CocoRosie – We Are on Fire

@темы: эстетствие, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, комсостав, кино, against your anatomy

16:01 

война травы и асфальта.

зоркоглазая умница
Не выходит у меня писать по горячим следам, но нельзя допустить и того, чтобы воспоминания – главное моё богатство – выпали в прорехи дырявого мозга и затерялись на жизненном пути.
Путь же от музея им. Пушкина до бывшей шоколадной фабрики «Красный октябрь» был короток. По дороге нам встречались невесты в немеряных количествах – больше даже, чем в иные дни на стрелке Васильевского острова. Вспоминались мудрые слова Шпрота: если в обычной жизни женщина может и не проявлять дурной вкус, он непременно вылезет наружу при выборе свадебного платья…
Судя по табличкам на кирпичных стенах, «Красный Октябрь» - прямо таки штаб оппозиции: тут и канал «Дождь», и «Новая», и «Большой город»… Все яйца в одной корзине, охохо.
Шли мы туда на выставку World Press Photo-2013. Кто бы мог подумать, что старое доброе ультранасилие смотрится совсем иначе, когда занимает целую стену. Из довесков к острым статьям, из вещдоков, из функций фотоснимки вновь становятся произведениями искусства. Иммунитет, закалённый прогулками по грязным и заблёванным уголкам интернета, рушится ко всем чертям.
Почитал я чужие мнения об этой выставке. Все видят одну чернуху – кто осуждая, кто одобряя. Но возьмём, например, фотоисторию о женской баскетбольной команде в Сомали, которая продолжает тренироваться даже под страхом пыток и увечий от рук фанатичных отморозков. Если это – чернуха, то я тогда не знаю, что такое подвиг.

фото-мотиватор

К условленному часу поехали вписываться. Квартира оказалась не где-нибудь, а в доме-титанике на Большой Тульской (это такой дом-корабль, только длиннющий).

ковчег

Обстановка разочаровала: вытертая мебель, линолеум пузырями, отпечатки живности на потолке. Прежде мы не имели дела с московскими съёмными квартирами, но, судя по фото в объявлениях, оно так везде: невыгодно обставлять их на питерском уровне. Зато разрешалось курить.
Немного отдохнув, мы выехали в театр – как же без него. Ещё зимой мы выбрали два спектакля Чеховского фестиваля: «Процесс» по Кафке и «Носорог» Ионеско.
«Процесс» привезли к нам из Мюнхена. Спектакль исполнялся на немецком, отчего было сложновато одновременно следить за действием и словами. Впрочем, кто ж не знает жизнеутверждающей истории о том, как некий орган власти судит и казнит человека, так и не предъявив обвинения, а перед этим долго мучит ложными надеждами.
Восемь актёров в роли главного героя - это покруче «Фауст-Кантаты» с двумя Мефистофелями разом. Все – и мужчины, и женщины, - с усами и пробором, в одинаковых костюмах. Эти же восемь человек играли и всех остальных персонажей, перебрасываясь ролями, как жонглёры (женщины по ходу сюжета иногда переодевались в платья, оставаясь при усах). А декорации сперва вызвали прямо-таки ступор. Посреди сцены зияло натуральное окно в другое измерение – нечто вроде поваленного набок колодца с казённого вида комнатой на дне, тоже опрокинутой. На эту комнату открывался словно бы вид сверху. Многоликий герой обитал в ней, не замечая, что ходит по стенке.

обман зрения

По мере нарастания абсурда и безнадёги декорации упрощались. Мебель из комнаты исчезла, остались лишь торчащие штыри, за которые цеплялись усачи, образуя этакий живой крутящийся циферблат. То же самое происходило и с игрой: раздробленные реплики складывались в монологи, вышвырнутый из общества главный герой сжался до одного актёра. Так из механизма вынимают отслужившую деталь и откидывают в сторону.
Зрителям же с самого начала велено было следить за своими соседями – справа или слева, согласно жеребьёвке, - дабы машина не осталась без запчастей...

Вывешу-ка в заключение близкое по духу видео:


@музыка: Michael Nyman - The Commissar Vanishes: Ordinary Citizens

@темы: театр, скользкая политика, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, комсостав, во имя добра, эстетствие

01:57 

братство в Москве.

зоркоглазая умница
Из вагона я вышел с плакатом.
Это была, конечно, чистой воды импровизация. Листая газету из пассажирского набора, я наткнулся на рекламу пиццерии в четверть разворота. "I :heart: Tony", - гласила ванильно свёрстанная надпись. Оставалось только вынуть лист и сложить его вчетверо.
Несмотря на плакат, Тони нашёл меня не сразу. В ходе многолетнего ремонта нутро Ленинградского вокзала распотрошили окончательно, и кафе-ориентира не стало.
За завтраком в "Доре" мы обсудили распорядок следующего дня. Мой изначальный план был таков: с утра пораньше сесть на электричку до Дмитрова и там на берегу канала им. Москвы поиграть в исчезающего комиссара. Не знаю, как я умудрился вычитать, будто знаменитый шлюз №3 находится именно в Дмитрове, а не в Яхроме. Тем более не знаю, как мы так рассчитали время, что Яхрома оказалась аж в часе езды от Дмитрова. Пусть эта карта висит здесь немым укором.



Итак, от этого плана мы временно отказались, решив занять следующий день чем-нибудь другим. Например, водной прогулкой. Вариантов, по счастью, было с избытком - целый список на обратной стороне ненужного уже расписания электричек.
Начали мы с выставки прерафаэлитов. Яркие краски и ювелирная прорисовка костюмов не оставили равнодушным даже Тони, предпочитающего живописи фотографию.

пикспам

На фоне всей этой блестящей техники невольно обращали на себя внимание картины, словно срисованные старательным ребёнком. То были работы Элизабет Сиддал, натурщицы прерафаэлитского братства. Я долго пребывал в раздумьях, что же это: тонкая стилизация под средневековье или... ну вы понели. Спросил потом у профессионала - говорит, что таки второй вариант.
Однако есть у неё работа, нереально меня зацепившая своей жутью. По уровню крипоты с ней сравнятся только "замороженные шарлотты".

Сестра Хелен

@музыка: Michael Nyman - The Commissar Vanishes: Earth in Turmoil

@темы: эстетствие, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, обожание, мозг рака, ежевичка

Радужный мавзолей

главная