Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:08 

filthy amateur's hands.

зоркоглазая умница
Серьги-дарумы для Тони.



крупный план

@музыка: Letzte Instanz – Wir sind allein

@темы: креатив, обожание

08:26 

one's an orgy.

зоркоглазая умница
Выставку Гельмана в «Ткачах» продлили до 9 мая, а мужики-то не знали.
Я выбрался туда в якобы последний день перед закрытием. Камрадов вытащить не удалось. Что ж, - решил я, - буду вечеринкой из одного человека.
Странно было подниматься на верхний этаж в полном лифте, да так и не обменяться ни с кем даже словом. Я смотрел на лица окружающих меня людей и испытывал странное чувство братской привязанности – будто мы в этом замкнутом пространстве созданы друг для друга и лишь из-за несвоевременного рождения мента молчим, будто чужие.
На выставках я страшно боюсь показаться самому себе болваном. Решаю каждую картину, как задачу, и всё равно, прочитав аннотацию, понимаю, что ни хрена не угадал. Так было, скажем, с офортом Гойи - думал ли я, дурной, что люди в санбенито изображают не безвинных жертв инквизиции, а именно что грешников на шабаше? Иное тогда было отношение, и символы читались иначе.
Что представляют собой работы, объединённые под общим названием “Icons”? В основном – анализ формальной стороны иконописи: разбиение на части, на цветовые пятна, выявление узнаваемых, как логотип, очертаний. Иногда этот анализ рождает яркие образы. Вот, скажем, проект «Предстояние» - цифровые полотна, созданные из сотен фотографий живых людей. Отдельные черты несовершенных лиц, франкенштейновским усилием собранные вместе, породили совершенные лики. Грязь, пот и оспины только подчёркивают благородство неземного костяка. Это как святое причастие наоборот.
Были и работы, в которых от религиозной темы остался лишь тонкий намёк. Например, серия осенних фотографий заброшенной деревни. Авторы осветили и освятили сырой тоскливый пейзаж, обмотав остов дома и колодезный сруб золотой плёнкой, ею же выстлав колеи в грязи и развесив остатки на бельевой верёвке. В памяти невольно всплыли стихи про пустую раму.
В зале с картинами Дмитрия Врубеля (того, что нарисовал Брежнева с Хонеккером на Берлинской стене) шла какая-то репетиция. Там же тусовалась пара фотографов.
- Вы никак сами арт-объект? – спросил один.
- А как же, - ответил я.
Они принялись меня снимать, попутно расспрашивая о символизме различных частей моего наряда – от свиней на пуговицах до кольца с реакторным сердцем. Предложили участвовать в их фотопроекте при условии, что я побрею башку. В итоге, впрочем, мне достался лишь один снимок, ибо неча тут ждать халявы.

очень гауляйтерское ебло

Кстати, на первом этаже «Ткачей» обнаружился преславный магазин, торгующий шмотом моего размера. Прямо глаза разбегаются – такое там всё.

@музыка: Spiritual Front – The Shining Circle

@темы: эстетствие, эго, мозг рака, во имя добра, Петербург как подарок, hilarity

19:13 

гвозди бы делать из этих людей.

зоркоглазая умница
Если бы мне поручили рассаживать нацистских преступников по кругам дантовского ада, рейхсюгендфюрер Артур Аксманн угодил бы на самое дно.
В конце войны немецкие девушки, желая защитить родные дома, стали проситься в фольксштурм. Аксманн им отказал, заявив, что дело женщины – дарить жизнь, а не отнимать её.
При этом он – скорее, даже не по глупости, а по безразличию – явно не задумывался об одной небольшой тонкости. А именно: если перебьют всех немецких мужчин вплоть до мальчишек-подростков, которых он как раз охотно брал в ополчение, женщинам придётся рожать от захватчиков, отдаваясь за мешок картошки. Таким образом он расписался в том, что вся война за превосходство арийской расы – сплошной обман, и срать всем было на эту расу, по большому счёту. Не срать только на власть и деньги.
Вовремя спрятался, мудила. Отсидел за свои дела всего три года и умер в девяносто шестом.

@музыка: Spiritual Front – Hey Boy

@темы: нацо, плеть из бегемотовой кожи

02:33 

книга мормона.

зоркоглазая умница
Между тем история про коммандантского сына ещё только начиналась. Не успел я придти в себя после поездки, как он позвонил мне. Вообще-то, первый его звонок застал меня ещё на вокзале, перед отъездом, когда я, сослепу перепутав буквы «л» и «п» на табло, метался по платформам, как расовый по газовой камере. Тогда, само собой, был не лучший момент для переговоров.
Итак, он позвонил мне и предложил обсудить проект, с которым его не пустили в наш институт. Встречу назначил не то чтобы совсем в ебенях, но неблизко, в бизнес-центре при гостинице. Просил не опаздывать, поэтому я приехал заранее и долго искал нужный офис в чёртовом лабиринте коридоров, дверей и лестниц-тупиков. Резонно было бы ожидать, что такой поборник точности выйдет меня встречать и покажет дорогу. Однако, когда я позвонил ему, выяснилось, что он сам ещё в пути.
Наконец я нашёл тот самый офис. Открыл дверь – а там маляры и ремонт. Пока я по телефону выяснял, какого чёрта, ко мне сзади подошёл некто и сопроводил в другой офис, полный народу. Стулья стояли рядами, как в лектории. Похоже, здесь проходило вовсе не собеседование.
К доске вышел мужик в костюме и завёл рассказ о сетевом маркетинге. Я уже потянулся за мобильным, чтобы спросить коммандантского сына, туда ли я вообще пришёл, но тут появился он сам и уселся куда-то в задний ряд. А мужик, меж тем, продолжал вещать. Экономика, - говорил он, - вертится вокруг потребностей поколения бэби-бумеров, а им сейчас страсть как не хочется стареть и умирать. Поэтому самая прибыльная индустрия сейчас – та, что обслуживает здоровый образ жизни.
С этими словами он достал крохотный пакетик размерами не больше пробника шампуня. Еда в наши дни, - сказал он, - абсолютно пустая, а в этом пакетике содержатся все нужные нам вещества в удобной форме геля.
Пакетики у него были на любой вкус. Одни помогали похудеть, другие придавали энергии, как целая клизма горячего кофе, третьи выводили из организма все двадцать килограммов каловых камней. Разумеется, документы у продукта были в порядке; мужик с гордостью предъявил слайд со сканами. На почётном месте красовались удостоверения кошерности и халяльности. Остальные бумаги, насколько я успел разглядеть, просто-напросто заверяли, что чудо-гель пригоден в пищу и не ядовит. Ни одного научного подтверждения его эффективности дядя не предоставил. Зато в следующем слайде были фото лакомящихся гелем домашних животных. Потрясающий аргумент, особенно в свете вискаса.
Коробка с месячным курсом стоила столько, сколько я за месяц же зарабатываю. После лекции коммандантский сын, ни слова не сказав о психологическом проекте, стал меня вербовать (я потом навёл справки – секта их родом прямиком из мормонской Юты, так-то). Он даже дал мне сожрать один из священных пакетиков. Гель оказался весьма вкусным. Как хороший джем. Но результатов исследований, доказывающих, что пользы от него достоверно больше, чем от джема, я так и не дождался, поэтому сказал, что лучше за те же деньги куплю целое ведро финского варенья.
На прощание коммандантский сын дал мне мормонский каталог. Сказал потом вернуть. Видимо, дела у них идут совсем хреново.

@музыка: David Bowie - Heroes

@темы: hilarity, плеть из бегемотовой кожи, этот поц желает мне добра

14:57 

второй день в Москве.

зоркоглазая умница
На следующий день мы съехали из гостиницы, оставив на зеркале скрытые надписи – «Тони :heart: Локи» и «Локи :heart: Тони» соответственно. Интересно, как часто в «Космосе» моют зеркала? Если не слишком часто, у следующих жильцов есть все шансы увидеть проступившие на запотевшем стекле письмена.
Завтракать отправились всё в тот же «Дор». На этот раз мы выбрали другой зал с интерьером под старину, напоминавшим декорации к "Drumeţ în calea lupilor". В рисунке на сервизе просматривались очертания креста архангела Михаила. Ну Зелёный дом, да и только. Тони взял вишнёвые вареники с густейшей деревенской сметаной, я – плацынду с овечьей брынзой.
Из «Дора» мы поехали в музей Маяковского. Говорят, его скоро закроют на реконструкцию. Зная, как у нас реконструируют, советую всем туда сходить без промедления. Желательно – два раза. Сперва пройти все залы с экскурсией (рассказывают там с душой), а потом осмотреть их в своём темпе, обращая внимание не только на сами экспонаты, но и на то, как они размещены. Ведь вместо витрин там – сооружения, словно сошедшие с картин начала прошлого века. Тут вам и башня Татлина, и штабеля винтовочных ящиков, увенчанные гробами. И среди всего этого – не мёртвыми реликвиями, а живой частью целого, – письма, книги, документы.
Закрученное спиралью музейное пространство вновь привело нас к своему началу, и мы вышли наружу, чтобы двинуться дальше. Мне очень хотелось собственными глазами увидеть подлинник фотографии Сильвии фон Харден, и мы поехали в МАММ на выставку Августа Зандера.

вот Сильвия

а вот ещё один крайне колоритный тип

Перед закрытием мы ещё успели торопливо пробежаться по выставке малийского фотографа Сейду Кейта. Грустное зрелище, честно говоря: люди приходили, чтобы сделать снимки красивой жизни, которой у них не было. Даже костюмы, в которых они запечатлены, принадлежали фотографу и передавались от посетителя к посетителю.
Впрочем, желания нищих африканцев не чужды и мне. Составившая нам компанию farschmakher. поснимала меня перед отъездом.

фото

@музыка: Leonardo Aramesco - Di Rigori Armato (Der Rosenkavalier)

@темы: эстетствие, эго, комсостав, вкуснота

00:14 

культ Червя. 23 марта.

зоркоглазая умница
Поездка к родителям в институт прошла куда легче, чем я думал. Я дожил до обследования без голодных болей в башке и брюхе, а залеченного зуба к вечеру и вовсе не чувствовал. Отныне мне велено пить зелёный чай для здоровья почек.
Вечером я торопливо докрасил белый комплект кицунэ в надежде, что они успеют высохнуть, и стал собираться на вокзал, поскольку настало время очередной поездки в Москву. Поводом на сей раз стало The Aluminium Show в концертном зале гостиницы «Космос».
Всю дорогу я спал как убитый, а наутро принесли завтрак. Пока я соображал, что надо есть тут же, а что можно спрятать в сумку, поезд подъехал к вокзалу. Я торопливо расправился с сомнительного вида мясной закуской и вышел из купе последним, но, на моё счастье, Тони на месте ещё не было. Я дождался его в помещении вокзала, и мы отправились завтракать.
Когда я увлекаюсь какой-нибудь страницей истории, мне сразу хочется попробовать кухню той страны, где жили интересные мне деятели. Перед поездкой я долго изучал интернет на предмет румынских ресторанов в России, но так ничего и не нашёл. Тогда я решил поискать молдавские, ведь при жизни Хории Симы Молдова одно время была частью Румынии. Нашёл один в ебенях Питера и два в Москве. Завтракать планировалось в том, который раньше открывался, - в ресторане «Дор» на Долгоруковской.
Приехав, мы увидели, что дверь заперта. До персонала было не дозвониться. Впрочем, я готов был ждать сколько угодно, чтобы попробовать мамалыгу с брынзой и сметаной, о которой мечтал всю неделю до приезда.
Было морозно, и мы засели в грязном «старбаксе» у метро. Я достал хвосты и морды, а Тони – фурнитуру и плоскогубцы. Когда все кицунэ были собраны, мы снова двинулись к «Дору» и на сей раз смогли попасть внутрь.
Ресторан был неожиданно огромным. Нас отвели в зал, украшенный всяческими народными поделками, с коврами на стенах и потолке, куклами и глиняными тарелками. Мамалыга на вид и на вкус оказалась совсем не такой, как я себе представлял (мне-то виделась большая тарелка золотистой каши со смутным привкусом кукурузных чипсов), но с брынзой и маринадом пошла на отлично. Эх, почему порции такие большие, а я такой маленький?
На выходе мне предложили попробовать домашнего молдавского вина. До чего не люблю сухое и полусухое, но их «Изабелла» оказалась просто волшебной – душистой и лёгкой, как вода. На закуску мне выдали крохотный нежный рогалик с начинкой из лепестков роз. Мы с Тони единодушно решили вернуться в это чудесное место и на следующий день.
И снова мы поехали на станцию «ВДНХ». Заколдованный край, чёрт возьми. У нас были забронированы номера всё в той же гостинице «Космос». Зимой там как-то по-особому пусто и тихо на этажах. Лишь фальшивое пение, доносившееся до меня сквозь стену, пока я мылся, выдавало присутствие людей.
Мы проспали до самого вечера. После долгой сиесты вдвойне радовало то, что не надо выходить на улицу и подставлять рожу метели: вход в концертный зал был прямо из вестибюля. В фойе дети играли с декорациями: дрались серебристыми надувными подушками, залезали в гибкие трубы. Я вспомнил, что мой бинокль остался дома, но жалеть об этом не пришлось: свободные руки во время шоу ой как пригодились.
Места у нас были во втором ряду. Пока за занавесом из полупрозрачной плёнки вспыхивали фонарики и велись последние приготовления, по залу, красуясь, расхаживали люди-грибы в шапках из фольги.
Помните, в 90-е годы были такие игрушки-пружинки? Их можно было с лестницы пускать, и они шагали вниз… Главная фишка «Алюминиевого шоу» - танцы и акробатические номера внутри огромных серебристых пружинок. Но это я знал и из трейлера. Сюрпризом для меня стало то, что по сюжету эти пружинки были разумной инопланетной расой.
Шоу началось, и мы увидели лежбище алюминиевых червей. Повсюду, залитые неземным светом, величественно простирались огромные кольчатые тела, перетекая по полу и свисая с потолка. Мы стали свидетелями брачных игр и рождения маленького червячка. Но не успели молодые родители нарадоваться, как случилось непредвиденное: на планету с рёвом и грохотом опустились звездолёты людей.
Космические дикари с раскрашенными лицами поклонялись роботам-идолам в святилище фабрики. К ним-то и прибился отставший от мамы с папой червячий детёныш. Дальнейшее напоминает одновременно сказки Кэррола и программу варьете. Разумеется, в конце ребёнка благополучно вернули семье.
В зал со сцены то и дело летели надувные подушки и обрывки фольги, и тогда зрители превращались в сборище котов, тянущих кверху лапы за игрушкой. Одному маленькому мальчику достался такой большой кусок фольги, что он повязал его как суперменский плащ и потом ходил весь из себя гордый.
Когда мы вышли из зала, актёры уже были в фойе - позировали для фотографий и, подкрадываясь к людям сзади, надевали им на головы свои пружины. А меня "поцеловал" в башку сам червёнок, видимо, признав во мне верного культиста.

@музыка: Ivri Lider – Cannibals

@темы: эстетствие, путешествия, плеть из бегемотовой кожи, вкуснота

23:06 

hater's love.

зоркоглазая умница
20:19 

глиномес.

зоркоглазая умница
День перед обследованием прошёл за лепкой. Я нашёл на тумблере Pear Chan (не спрашивайте, что я там делал) фото украшений, подкупающих прямо-таки школьной простотой исполнения при достаточно эффектном виде и интересной идее.

хвосты

уши

via walkingfoxy

Я смотрел на них, и лампочки озарения целой гирляндой вспыхивали над моей головой. Лисы. Серьги. Ручная работа. Да это же идеальный подарок для Тони!
С полимерной глиной я прежде не работал, и вид её показался мне подозрительным: вдруг она ломкая и предназначена только для настольных безделушек? Я несколько раз швырнул просушенные изделия о кафель и потоптал ногами. Проверку они выдержали с честью.
А ещё глина хороша тем, что в неё можно подмешать любую физиологическую жидкость и таким образом подарить любимому человеку часть себя.
Разумеется, где я, там изъёбства. Мне пришла в голову идея соединить морду и хвост вместе. А если соединить морду с тремя хвостами, получится кицунэ. Поэтому к конструкции морды добавилась петля внизу. Роспись я изменил по желанию Тони, заменив белые шерстинки золотыми.
На фото всё это дело кажется здоровым, но на самом деле мордия величиной примерно с монету в 50 копеек.

лисы для бога лис

Швензы Тони покупал сам: он весьма требователен к ним, а я в этом вопросе совершенно не разбираюсь (и даже слова такого раньше не знал). Так что в Москву лисы приехали в разобранном виде.
Пока на мордах сохла белая краска - редкостная водянистая дрянь, к слову, притом, что оранжевая той же фирмы была вполне годной, - я сходил в парикмахерскую. Стригла меня колоритная особа в спадающих штанах, которая постоянно болтала и подъёбывала сотрудниц. Когда я расплатился, и она достала свой гламурный розовый кошелёк, я увидел в прозрачных окошках для пластиковых карт три иконки. Самый настоящий переносной алтарь бога и мамоны в одном флаконе!

UPD.:
Пишет AutomatedAlice:
31.03.2013 в 20:07


Лисы очешуенные.
Я даже не знаю, какие из них мне нравятся больше: классические или снежные...

в собранном виде

URL комментария
запись создана: 29.03.2013 в 15:35

@музыка: New Leviathan Oriental Fox Trot Orchestra - Palesteena

@темы: мозг рака, креатив, hilarity

18:21 

не хотим играть с тобой.

зоркоглазая умница
Недалеко от нашего дома течёт река Карповка. Зимой и летом там можно видеть уток. Иногда они выходят к людям на берег за угощением.
У одного из селезней в стае оказался бледно-голубой клюв. Держался он с краю: видимо, остальные его не очень-то любили. Хорошо, что я был при фотоаппарате - ездил снимать Шпильмана.



+2

Шпильман передаёт привет
(Шломо тоже передаёт привет, но с ним годных фоток не получилось.)

@музыка: Cleopatra Stratan - Zunea-zunea

@темы: животные

14:25 

ярмарка.

зоркоглазая умница
Неведомая ёбаная инфекция, продержавшись без малого три недели, наконец, попустила, и я вышел на работу. Из лаборатории босс отправил меня на выставку в Ленэкспо, чтобы я поучился у коллеги представлять продукцию.
Как выяснилось, стенд наш успехом не пользовался. За всё время, что я там был, ни одна живая душа не попросила обвешать её датчиками и обмазать контактным гелем. Пришлось мне самому изображать любопытного посетителя, чтобы мастер-класс состоялся.
Другие экспонаты и вправду были эффектнее. Неподалёку работал трёхмерный принтер, медленно отливая из пластмассы хуёвинку. Рядом лежали готовые изделия: макет дома, череп без нижней челюсти, безделушки причудливых форм и даже корпус для ещё одного такого же принтера. Поверхность у них была слоистая, как срез древесины. Был там и зелёный свисток с катающимся внутри шариком. Я удивился: как же удалось "напечатать" этот шарик, чтобы он не прилип к внутренней стенке? Мне ответили, что его отковырнули отвёрткой.
У белорусов была модель квадрокоптера. Жаль, что не действующая.
С финского стенда все внаглую таскали фазеровские конфеты и печенье. Лишь я, святоша, сделал вид, будто вдумчиво рассматриваю брошюры. Пока я ловил момент, чтобы беспалевно запустить руку в вазочку, ко мне подошла девушка в свитере с оленями и спросила, что меня интересует. "Нанотехнологии", - глянув на брошюры и чувствуя себя школотой, ответил я. Тогда она спросила, говорю ли я по-английски. Убедившись, что говорю, она подозвала своего товарища-финна. Разговаривать на иностранном языке о вещах, в которых не разбираешься, легче, чем на родном: не ощущаешь себя так остро профаном и чужаком. Да и есть надежда, что смороженные тобой глупости спишут на языковой барьер. В общем, порасспрашивал я дядю финна, да и свалил, прихватив печеньку. Печенька оказалась ржаным сухариком.
Когда я вернулся к нашему стенду, коллега уже попрятал экспонаты. Мы дезертировали, не дождавшись часа закрытия.

@музыка: Babyshambles - Baddie's Boogie

@темы: arbeit macht frei, hilarity, ну, ой

16:28 

short arse.

зоркоглазая умница
Ах да, я же обещал рассказать хохму с фотосета.
Кто меня видел в реале, тот знает: я до обидного низкорослый. Обиден, впрочем, не сам факт, а то, что окружающий мир рассчитан на более высоких людей. Когда я сел в глубокое студийное кресло, обнаружилось, что меня едва видно из-за стола.
Стали искать, что бы подложить мне под жопу. Взяли диванную подушку, но она была слишком маленькой и мягкой, чтобы что-то изменить. И тогда мой взгляд упал на дрова в камине. Соорудив на кресле небольшую поленницу, я прикрыл её подушкой и сел сверху.
Ощущения были довольно острые.
- Сделай лицо попроще! - говорит Эдалиана.
- Не могу, - драматично отвечаю я. - Мне полено в жопу впивается!

с позволения Тони - ещё немного тотальности

@музыка: Dernière Volonté – Le Plus Secret

@темы: эго, hilarity, against your anatomy

01:06 

cœur de légionnaire.

зоркоглазая умница

@музыка: Dernière Volonté – Qu'Avez Vous Fait?

@темы: обожание, эго

00:11 

вазелинов день.

зоркоглазая умница
Я проснулся до будильника, в ёбаную рань. Глаза слипались, мозг буксовал, но сон больше не шёл ко мне. Делать было нечего - пользуясь тем, что родители ещё не встали, и ванная свободна, я стал без спешки собираться на вокзал. Не хотелось заставлять Тони ждать, как в прошлый раз, да и на передержку опаздывать не стоило.
Мы встретились на перроне, и с этого момента за нами словно бес увязался. Неудачи преследовали нас весь день. Спускаясь в метро, Тони обнаружил, что с пальца его пропало кольцо-реактор - символ нашего союза. В отчаянной надежде отыскать его он бросился наверх против движения эскалатора. Я не поспевал за ним. Решив не тратить силы на бесполезную борьбу с машиной, Тони всё-таки спустился вниз и поднялся наверх на другом эскалаторе. Я остался ждать на платформе, в углу, мимо которого сплошным потоком валила утренняя толпа.
Тони осмотрел все места, где мы проходили, но вернулся ни с чем. Я не знал, как его утешить; в его мозгу уж рисовались картины чужих грязных рук, касающихся его кольца. По крайней мере, - сказал я, - надеть его сможет далеко не всякий, а только человек с тонкими, благородными пальцами. Или, в конце концов, оно могло свалиться на рельсы.
В полном расстройстве мы поехали к котам. Хозяйка передержки торопилась на работу, поэтому мы и раздеваться не стали, чтобы её не задерживать, - занесли корм, погладили братьев и ушли.
Решили сходить на выставку "Петербургский сецессион" - приехали слишком рано. Пока мы сидели в вестибюле, пришла старушка и стала одну за другой втаскивать в помещение тяжеленные сумки. Я вызвался помочь ей, Тони присоединился. Оказалось, она приехала из Украины на какую-то православную ярмарку и привезла книги. Перетаскав сумки вверх по лестнице, мы встретили смотрителя и выяснили, что ярмарка начнётся лишь через несколько дней. Тогда мы одолжили бабусе телефон, чтобы она позвонила в монастырь, и, поскольку терпение Тони на этом кончилось, вежливо смылись, оставив её наедине с грузом. Вот они, благие намерения услужливых дураков...
О венском сецессионе из всей подборки напоминали лишь работы Олега Гуренкова - сплав климтовского стиля и русских мотивов. Из орнаментов, обрамляющих зеленовато-розовую плоть, выглядывали ангелы и кикиморы.

культ медведя

Пейзажи Валерия Копняка оставили двойственное впечатление. Свет и переплетения линий поднимали со дна души воспоминания о сине-оранжевых сугробах в свете фонаря, о старых учебниках с картинками и стихами, о том, как, сидя в грозу на веранде с коробкой школьных красок, я тщетно пытался передать на бумаге цвет молнии. Но чем дальше я смотрел, тем сильнее чувствовал сквозь это волшебство что-то недоброе, чёрствое, святошеское... Правильно чувствовал, как выяснилось. Почитал интервью с автором - стало очень, очень грустно. Конфессию, к которой он принадлежит, указывать не буду, хоть она и очевидна. Не в ней дело. А, например, в том, что сей муж считает всё искусство XX века мерзостью. И в его убеждении, что женщина обязана быть кроткой и послушной. Ну и хрен с ним. Не буду уподобляться и делить искусство на "наше" и "вражеское".

цвета на фото, конечно, не те...

А бес всё не отставал. Сели пообедать - на манжету мне приземлился ролл, политый сиропом. Пошли в магазин - Тони порвал сапог об угол двери, а вещи, которую искал, не нашёл. В Мариинский по рассеянности приехали на час раньше, чем надо. Ах ты ж ёбаный!
Слушали "Электру" Рихарда Штраусса. Всё, что я прежде у него слышал, померкло в сравнении с этой божественной истеричности вещью.
Античную трагедию перенесли в условную современность. Подробные, как в кино, декорации делили сцену на два уровня: холл роскошного особняка и забитый хламом подвал, где жила дочь хозяйки - толстая юродивая Электра в отцовском кителе поверх треников и засаленной ночнушки. Её роль исполняла Лариса Гоголевская, чей голос запомнился мне ещё по "Гибели богов". Несоответствие её внешности и текста оперы, где говорилось про крайнюю худобу, то и дело вызывало у Тони смешки. Но, по мне, постановка от него выиграла. В наше время худоба восхищает, а не шокирует. Нет в ней протеста - он кончился на жертвах моды. Полнота Электры противопоставляет её гламурной разодетой свите королевы-матери, бросает вызов. Её тело настолько подчинено борьбе, что, победив, она умирает.
Потом мы отправились на вокзал - Тони возвращался в Москву этой же ночью. В марте я к нему приеду, но пока билеты взять не удалось: касса закрылась на перерыв перед нашим носом, а время поджимало.
Ну что ж. Зато в кои веки я встретил 14 февраля не один...

@музыка: Spiritual Front – German Boys

@темы: этот поц желает мне добра, эстетствие, тоска, бля, мой фюрер, театр, плеть из бегемотовой кожи, ну, ой, комсостав, во имя добра

23:51 

good-bye to you too, old Rights-of-Man!

зоркоглазая умница
В среду мы с Райнхардом ходили в Михайловский театр слушать оперу "Билли Бадд". Может, кто-нибудь помнит мой рисунок - Георгия Победоносца, пронзающего вилами кота? Так вот: "Билли Бадд" - про это. Два убеждённых пацифиста создали оперу о выборе между долгом и частицей собственной человечности.
Их отношение к армии очевидно: военный корабль, куда попадает жизнерадостный Билли, - самая настоящая тюрьма. Полосатая матросская форма напоминает концлагерные "пижамы", вокруг щёлкают плётками унтер-офицеры. Матросы забраны во флот силой, оторваны от жён и детей, помещены в жуткие условия. Не по себе становится от мысли, что всего несколько веков отделяют абсолютное большинство людей от абсолютного бесправия. Поэтому "плавучая монархия", как с любовью называет свой корабельный строй капитан Вир, вызывает одно желание: видеть, как она рушится.
Даже более интересным персонажем, чем сам Билли, показался мне другой новичок на корабле, которого так и зовут Новичок, - потому что он не отмечен особым даром, и на его месте может оказаться кто угодно. Любой небитый рискует, что однажды его побьют, и после этого он уже никогда не будет прежним.

Быков в тему

Музыка у Бриттена, честно говоря, трудновата для восприятия. Она полностью оторвана от физиологии, хоть и создаёт реалистичные картинки происходящего. Она не давит слезу, не играет на эмоциях - её нужно пропускать через рассудок, и лишь тогда есть шанс что-то почувствовать.
Шикофф, как мне показалось, сильно постарел. А может, и был таким, просто в образе Элеазара из "Иудейки" непонятно, где грим, а где нет.

@музыка: Richard Strauss - Elektra: Schweig, und tanz

@темы: эстетствие, театр

02:45 

о духовном.

зоркоглазая умница
Оказывается, в первый четверг месяца можно бесплатно ходить в Эрмитаж. Узнал я это совершенно случайно из разговора с Фрицем и не смог отказаться от такого подарка. На следующий день мы встретились во дворе Зимнего и пошли смотреть временные выставки.
Начали мы с десерта для глаз - выставки ампирной посуды и предметов, которыми вдохновлялись её создатели: античных сосудов, камей, гравюр с видами Рима. Но расписные и золочёные русские изделия померкли в сравнении с веджвудским фарфором - с матовой чернотой базальтовой массы, точностью и ювелирной тонкостью деталей. Лепные драпировки на вазах казались кусочками настоящей ткани, простой фаянс под глазурью - самоцветным камнем.
Впрочем, довольно беспомощных пересказов декоративно-прикладного порно. Видели мы там кое-что действительно занятное и рвущее шаблоны. Я говорю о выставке византийского искусства.
Многим из вас, вероятно, попадался такой литературный штамп - "византийское лицо" в значении "тонкое, строгое, одухотворённое". Я его в последний, но далеко не в первый раз видел у Улицкой в "Зелёном шатре". Так вот: сдаётся мне - те, кто так пишут, не совсем в теме и представляют себе, скорее, русские иконы, только ЕЩЁ более, до неискренности, строгие. Загнивающая империя, яд интриг, всё такое...
Византийские лики, скажем так, разные. Иные и вправду со стереотипно-иконными чертами. Но есть и простые, грубоватые, широконосые, и поди разбери, каких больше. О единообразии нет и речи. Кроме того, у них ещё бывают ну очень внезапные выражения... Чудное совершенно святое семейство там было: у Иосифа на лице диковатая растерянность, у Марии с младенцем - хмурые обвиняющие физиономии. Все трое похожи на персонажей Васи Ложкина... Выходит, не такими уж жёсткими были требования византийских канонов, если сравнивать с нашими.
Христос Пантократор объявляет штампам бой

@музыка: Closterkeller – Czerwone Wino

@темы: эстетствие, комсостав, Петербург как подарок

20:19 

фотомания.

зоркоглазая умница
Пятничная поездка в Москву отличалась от всех прочих. Впервые в жизни я отправился в путь при полном параде, а не в том, что не жалко, и что можно с порога засунуть в стиральную машину. Ведь в этот раз мы с Тони решили устроить фотосет в студии "Кросс-фото".
За завтраком мы дожидались мастеров, которым предстояло с нами работать: фотографа Эдалиану и гримёра Кейт. Они отвели нас в здание, где раньше был не то склад, не то цех, а теперь оборудовали съёмочный зал. Поднимаясь по лестнице в цементной пыли, и не подумаешь, что внутри - почти киношная роскошь.
Образы для съёмок подсказал нам фильм "Drumeţ în calea lupilor" - та часть его, что начинается с 1:15:34. И похуй, что ни субтитров, ни перевода нет и не будет: истероидные мужчины - стихия, которой наравне с огнём и водой можно любоваться вечно.
В углу выбранной нами локации ещё стояла ёлка, и с этим, увы, ничего нельзя было поделать, но мы хотя бы очистили каминную полку от венков, башмачков и прочей мишуры. Кое-какой реквизит из личных запасов я привёз с собой. Хохму про кресло расскажу потом, когда выложу снимки, чтобы до поры не сбивать градус пафоса.
Кейт нарисовала нам впалые щёки, а мне ещё и завила волосы. Итак, всё было готово.
Сниматься у Эдалианы оказалось вовсе не так страшно, как говорил Тони, - я не ощутил на себе никакого морального давления.)) Заодно по дороге из студии она исполнила моё давнишнее желание: поснимала меня на фоне заснеженной улицы.
Потом Эдалиана и Кейт отправились по своим делам, а мы с Тони - сперва в чайхану на месте бывшего казино, где интерьер ещё хранил налёт мафиозности, а затем - в Новую оперу.
Слушали "Каприччио" Рихарда Штраусса. Люблю, когда заходишь в зал ещё до третьего звонка - а там тебя уже встречают открытые декорации и живущая собственной жизнью сцена. Так было и здесь: на длинном балконе с балюстрадой сидела одинокая арфистка и играла; в большом компьютерном "аквариуме" плескались нарисованные рыбки безумных цветов. Столь же красочными, как потом выяснилось, были и костюмы. Сине-лиловые, розовые, жёлтые оттенки рождали на языке привкус лимонада. И если на мужчинах канареечные штаны и пиджаки расцветки "пожар в джунглях" выглядели как-то странно, то женщины были сногсшибательны. Одна так вообще чистая Марлен Дитрих.
Действие было полно троллинга и стёба над оперными штампами. Чего стоит один речитатив о том, как скучны и несносны речитативы! А героический хор слуг с голыми коленками, славящий конец рабочего дня, словно победу в великой битве!
Тема противостояния творцов, уже раскрытая в "Ариадне на Наксосе", приобрела ещё больший размах. На этот раз воевали не трагедия с комедией, а музыка с поэзией, ни больше ни меньше. Поэт и композитор выясняли, что важнее, а заодно - кому достанется прекрасная графиня. В итоге искусство восторжествовало над половым собственничеством: соперники согласились вместе написать оперу. А графиня выбрала мажордома, который её вкусно кормил... впрочем, это, судя по всему, - вольность постановщика.

@музыка: Richard Strauss – Capriccio, Mondscheinmusik

@темы: эстетствие, театр, путешествия, комсостав

00:01 

о дефиците матчасти.

зоркоглазая умница
- А, чёрт с ним, - решил, вероятно, Борис Ефимов, рисуя по списку гитлеровских союзников, - раз уж я не знаю, как выглядит этот Сима, то народ тем более не знает.
И нарисовал.
Итак, Хория Сима: ожидания и реальность.
Вот они, предрассудки-то этнические. :3

@музыка: Closterkeller – Ogród Półcieni

@темы: hilarity, Whoria Sima

16:09 

Я верил в Гитлера. Глава 11.

зоркоглазая умница

@музыка: Closterkeller – W moim kraju

@темы: переводы, нацо, книги, oh Schi-, Ich glaubte an Hitler

20:25 

Я верил в Гитлера. Глава 10.

зоркоглазая умница

@музыка: Steliana Sima - Nu-i avere-n lumea toată

@темы: нацо, книги, oh Schi-, Ich glaubte an Hitler, переводы

12:28 

нет тьмы, кроме незнания.

зоркоглазая умница
На прощание Феликс Карлович пригласил нас выпить коньяку (кстати, отличного, с карамельным запахом. Надо запомнить название: Lautrec…) в свою рабочую студию. Там нас встретила маленькая хозяйка – чёрно-белая кошка Лиззи, ведущая свой род от котёнка, спизженного (sic!) в Усть-Нарве. Держалась она, однако, прохладно – то ли оттого, что Тони случайно долбанул её током, то ли просто из-за нордичности характера.
Такого человека, как Феликс Карлович, грех было не расспросить об интересных местах Питера. Взгляды его оказались строги. Петроградская сторона, - сказал он, - это не настоящий Санкт-Петербург. Настоящий – это Невский до Фонтанки, где дворцы и храмы. Именно с них нам было велено начинать знакомство с городом.
Казанский собор, сравнимый, по его словам, лишь с резиденцией Папы Римского, решили посетить уже в другой раз. Дом наш стоял совсем рядом с Петрикирхе – вот туда-то мы с Тони и зашли.
Нас встретили белые стены с остатками не по-протестантски затейливой росписи и массивная резная дверь в сколах и трещинах. Тут же были стенды, где мы и прочли, каким образом храм дошёл до жизни такой. Оказывается, при Советах здесь был плавательный бассейн. Сейчас над его дном возведено временное перекрытие и расставлены скамьи, чтобы можно было проводить богослужения. Это ещё только начало восстановительных работ. Но в нынешней кирхе – со старыми каменными колоннами, сводчатым потолком, советским кафелем там, где были бортики, и современной мебелью – чувствуется странная гармония, единство прошлого и настоящего.
Далее мы в очередной раз навестили Шломо и Шпильмана. Оба, по счастью, в порядке, а ведь мог и пиздец приключиться. Ватсон-то, оказывается, носитель аж двух инфекций, и это внизапне! обнаружилось после того, как он прожил на передержке два месяца. Никто из его соседей, разумеется, не привит. Я своих котанов после отлова честно отнёс на обследование с анализами и был уверен, что это стандартная практика, без которой не впишут... Ватсона в итоге изолировали, остальным вкололи витафел для профилактики, Шломо покарал хозяйку когтями, я узнал обо всём постфактум.
Ужинать мы поехали в Dans le Noir? – ресторан, где едят в темноте. Да не просто в темноте – во тьме кромешной, абсолютной, такой, что, закрыв глаза и снова открыв их, не видишь разницы. Бесполезно пытаться разглядеть хоть что-то: зрение просто отключается, перед глазами – буро-зелёная рябь. Я почувствовал, как исчез мой многолетний близорукий прищур, – ведь в нём больше не было смысла.
Незрячий официант провёл нас по коридору с мягкими стенами, усадил за столик, принёс заказ – «красное меню для любителей мяса». Что именно там было, мы не знали; состав предлагалось определить на вкус. Это, кстати, несложно; труднее нащупать вилкой еду. Руками мы с Тони договорились не жрать: какой в этом интерес, где азарт?
За соседними столиками кто-то нервно ржал, кто-то дурачился, кто-то играл «Мурку» на гармони. Что до нас… темнота раскрепощает, позволяет прилюдно делать то, что не дозволено на свету.
А потом я проводил Тони и поехал домой отлёживаться. И что-то до сих пор не могу выздороветь.

@музыка: Closterkeller – Ktokolwiek Widział

@темы: эстетствие, комсостав, вкуснота, Петербург как подарок

Штурмпанк

главная